Гонтарева рассказала о "косноязычной алкашке" и ответила на вопрос, в чем сила

Назад к разделу Банки
Глава НБУ показала журналистам, как работает, и ответила на важные вопросы.
Гонтарева рассказала о том, что смог изменить Нацбанк
hubs.ua

Глава Национального банка Валерия Гонтарева провела день с журналистом hubs и рассказала о своей охране, несправедливой критике и изменениях, которые запустил НБУ. Мы приводим самые интересные моменты из интервью.

Об охране

Читай также: В НБУ увидели признаки стабилизации валютного рынка

— Сначала у меня не было охраны вообще. Я ездила на работу за рулем своего автомобиля сама, как это делала последние 18 лет. После того, как начали поступать угрозы, пересадили на служебный автомобиль с водителем и дали банковскую охрану, когда ситуация усугубилась — банковскую охрану сменило УДО (Управління державної охорони).

— Кому Вы перешли дорогу?

— Мы выводили с рынка банки, которые отмывали деньги. Это криминальный сегмент. Собственники этих банков были, конечно, недовольны. Вы видели эти митинги у нас под стенами с лозунгами “отставка-суд-тюрьма“. Есть недовольные среди народных избранников. Депутат из «Фронта змін» Максим Поляков на всех каналах рассказывает, что Гонтарева — главный коррупционер страны, украла $7 млрд, купила остров и вывезла туда свою семью. “Остров“ у нас, кстати, в Ирпене, моя семья там уже 15 лет живет.

Об изменениях в НБУ

 

— ... Есть хорошая фраза: “Ну и что, что ты головой пробьешь эту стену, что ты будешь делать в соседней камере?!“ Мне казалось, что на волну изменений настроились только мы, а мир вокруг не собирается меняться. Думала, что все будут бежать, а стартовал только Нацбанк. Особенно это чувствовалось перед Новым годом, когда мы просто превращались в белых ворон. И хотелось задать вопрос: камикадзе-то кто?

 

Читай также: Нацбанк сохранил учетную ставку 30%

- Что поменялось?

— Все начало меняться с момента прихода новых министров в правительство. Какое-то время они входили в зону своей компетенции, потом тоже стартовали в правильном направлении. Сейчас мы видим, что на своих местах министр экономики, министр финансов, министр транспорта и министр энергетики. Нам стало легче.

- Вы стали бежать вместе?

— Мы считаем себя Старшим братом, так как начали раньше и пока бежим впереди. Но они могут дольше запрягать, а потом быстрее побежать.

 

Валерия Гонтарева считает, что сила в правде
Валерия Гонтарева считает, что сила в правде
hubs.ua

 

- На прошлогодней пресс-конференции Вы сказали, что с нетерпением ждете, когда правительство начнет делать реформы и заберет часть критики на себя. Забрали?

— Конечно. Вся критика уже на их территории. Сейчас у нас “главные герои“ – Яресько, так как поднимает налоги, Демчишин, который проводит реформу в энергетическом секторе, и Айварас, который заговорил о приватизации.

О себе

- Какая критика самая болезненная?

— Больше всего обижают вранье, перекручивание фактов, выдумки, манипулирование цифрами. Есть не только обидная критика, но и смешная. Вот, к примеру, Писарука (Александр Писарук, первый замглавы НБУ) назвали совдеповским старпером, а меня — косноязычной алкашкой. Я согласилась с косноязычной, но сказала, что алкашка не годится, а Писарук согласился со старпером, но не понял, почему совдеповский.

(Писарук с 1997 года работал на голландских акционеров, а последние семь лет и вовсе жил в Европе).

- Писарук назвал Вашими основными положительными чертами честность, принципиальность и целенаправленность. Это про Вас?

— Я часто цитирую фильм “Брат-2“: “В чем сила, брат?“, “В правде!“ Вот и я считаю, что сила — в правде. Это как в Ветхом Завете: “Не поможет богатство в день гнева, правда же спасет от смерти“.

На мой взгляд, все идущие в политику или на госслужбу должны иметь всего два жизненных принципа: не врать и не воровать.

Все очень просто, не нужно мучиться с выбором: каждый раз он ясен. Моя целенаправленность – да, я четко понимаю, какой результат нашей работы хочу увидеть. Понятно, что не все мы делаем правильно.

О гривне

 

- Вы согласовываете с МВФ административные меры?

 

— Для ввода последних административных мер приезжала миссия МВФ вместе с главой Николаем Георгиевым. Они привозили своих специалистов по ограничениям на валютном рынке, по работе с экспортерами и импортерами. Их помощь была очень кстати. Но в Украине ситуация уникальна. Даже Мировому банку и МВФ сложно понять, как правильно поступить. Кроме обычных кризисных явлений в экономике у нас присутствует сильный дестабилизирующий фактор — военные действия.

 

НБУ видит курс гривны в коридоре 20-22 гривны, - рассказала Гонтарева
НБУ видит курс гривны в коридоре 20-22 гривны, - рассказала Гонтарева
hubs.ua

 

- Кто вместе с НБУ разделяет ответственность за девальвацию гривны?

Читай также: Нацбанк предоставил ПриватБанку 800 млн грн кредита

Ответственность за девальвацию лежит, прежде всего, на накопленных десятилетиями дисбалансах практически во всех сферах экономической жизни страны. А уже затем — на военном конфликте. Добавьте таможню, которая пропускает нелегальный импорт; налоговую, которая в упор не видит проблемы трансфертного ценообразования, и судебную систему, которая прикрывает нелегальный бизнес по отмыванию денег.

Недаром же я себя со стюардессой сравнивала (смеется). У НБУ — ограниченный инструментарий. Мы не можем изменить платежный баланс страны. Нацбанк — не импортер и не экспортер, не таможня и не налоговая инспекция. Мы можем административными мерами на какой-то период что-то запретить, прикрутить, ограничить, но задача же наоборот – либерализировать рынок. А как его либерализировать, когда пилоты самолета бездействуют?!

- Что делает в это время стюардесса?

— Стюардесса может затянуть ремни безопасности – это наши административные меры, налить пассажирам водички – это наши вербальные коммуникации, и покормить пассажиров в дороге – это наши интервенции по продаже валюты. А надо реально выводить экономику из пике!

Я — за либеральный рынок, но последние полгода приходится вводить административные ограничения. Со своей стороны прикрутили все, что можно было прикрутить. Заканчиваем чистку банковского рынка. Потом начнем перезапуск системы. Но если не будет защиты прав кредиторов, если не заработают суды, если не начнет расти ВВП, то все, что мы сделали, будет ни о чем. Сейчас банки нам поверили, вносят капитал, пытаются кредитовать. Но мы пока вынуждены держать драконовскую ставку рефинансирования — 30%, так как угроза раскручивания инфляции очень высока. Надеюсь, что скоро стабилизируем ситуацию и начнем понижать ставку рефинансирования. Для роста экономики нам нужны доступные финансовые ресурсы.

- Ситуация с курсом стабилизировалась – гривна почти месяц держится на уровне 23 гривен. За счет чего?

— Административные меры отсекают попытки нелегального бизнеса выйти на рынок и купить валюту. Кроме того, НБУ стал активным участником рынка: мы продаем и покупаем, когда это нужно – регулируем спрос и предложение. Мы купили на межбанке $600 млн и планируем их отдать рынку, у нас нет задачи пополнить этими деньгами резервы. Сейчас наши резервы — почти $10 млрд.

- При каком курсе счет текущих операций будет сбалансирован?

— Коридор не поменялся – 20-22 гривны. На этом уровне покупательская способность импортной продукции существенно снижена. Сейчас самое время начинать импортозамещение. К сожалению, банкиры пока не видят спроса на кредиты для развития бизнеса по импортозамещению.

 

О банках

 

- Уже чувствуются изменения после принятия закона об ужесточении ответственности собственников и менеджмента банков?

— О, не то слово! Теперь нет акционера, который не знает, что капитал надо внести. Не внесет — банк уйдет с рынка, акционеру придется отвечать личным имуществом.

- Нацбанк вывел с рынка один из крупнейших банков — Дельта. Есть ли паника?

— Мы опасались, что ситуация будет намного сложнее — новый виток паники, отток депозитов. К счастью, прогнозы не сбылись. Ситуация с Дельтой началась давно, и рынок уже ожидал какого-то решения от нас. Мы пытались спасти банк, у нас была масса встреч с Минфином, МВФ и Мировым банком. Дельта вошла по всем критериям в список системных банков и занимала там четвертое место. Мы считали, что ее нужно национализировать.

 

Распорядок дня главы НБУ
Распорядок дня главы НБУ
hubs.ua

 

- Что пошло не так?

— У Минфина не было желания национализировать еще один банк, и я его понимаю. История предыдущей рекапитализации показала, что государство однозначно — не лучший акционер. В 2009 году национализировали три банка, и только Укргазбанк работает нормально. Банк Киев практически не существовал – его остатки присоединили к Укргазу, санационный Родовид Банк – какое-то недоразумение. Мы будем сейчас решать его судьбу.

 

Журналисты попросили главу НБУ сфотографироваться возле часов, когда она будет уходить с работы
Журналисты попросили главу НБУ сфотографироваться возле часов, когда она будет уходить с работы
hubs.ua

 

- В том же 2009 году ходили разговоры о национализации банка Надра. Его Нацбанк тоже вывел с рынка.

— С Надрой, как и с Дельтой, вопрос долго не решался. Но банк до последнего дня рассчитывался по текущим обязательствам. По результатам стресс-теста Надра нужно было докапитализировать на 11 млрд гривен. У акционера таких денег не нашлось, внешних инвесторов тоже не удалось “завести“, поэтому по истечению отведенных 180 дней было принято решение о передаче банка в Фонд гарантирования вкладов.

- Сколько банк Надра должен Нацбанку?

— Кредитов рефинансирования у банка было на сумму 12 млрд гривен. Большая часть из них выдана еще в 2008 году и она никогда не погашалась.

Читай также: Сын Гонтаревой из-за банкротства банка потерял 600 тысяч гривен

- То есть Надре Вы списали почти 12 млрд гривен?

— Меньше. Под Надра было сформировано резервов на 9 млрд гривен. Под оставшуюся часть долга есть залоги.

- Значит, политика по рефинансированию 2008-2009 годов была очень рисковой?
— Политики не было.

- Вы проводите регулярные встречи с предыдущими главами НБУ. Спрашивали, как они могли позволить себе такую щедрость?

— Я в НБУ пришла строить новую жизнь банковской системы Украины, а не вешать все на “папередников“.

- Степан Кубив зачем так много раздал?

— У Кубива была сложная ситуация. Когда мы пришли в НБУ, у нас было время провести стресс-тестирование 35 крупнейших банков, поэтому мы знали их диагноз, подписали с банками планы докапитализации и понимали, можно ли помогать каждому конкретному банку. А представьте Степана Ивановича, у которого не было этой возможности. Он вообще не знал, что там в банках происходит. Можно сказать, что ему пришлось помогать банкам с завязанными глазами, так как отток депозитов в марте-апреле был огромный, а ситуацию нужно было спасать.

Смотрите видео о декларации Гонатревой

Наверх